Отгремели победные фанфары после принятия Законодательным Собранием Севастополя закона,который прозвали «О дачной амнистии».

На самом деле закон носит длинное название: Закон города Севастополя от 11 июня2019 года № 512-ЗС «О внесении изменений в Закон города Севастополя от 25 июля 2014 года № 46-ЗС «Об особенностях регулирования имущественных и земельных отношений на территории города Севастополя»,  который можно найти, пройдя по ссылке

https://sevzakon.ru/view/laws/bank/2019/zakon_n_512_zs_ot_11_06_2019/tekst_zakona/

Все причастные и непричастные раздали интервью,выступив, как водится,  за все хорошее. Этих интервью в сети бесконечное множество на всякий случай приведу фрагмент одного из них



…в ближайшее время мной будет внесен альтернативный проект закона, я надеюсь, что в самые кратчайшие сроки этот вопрос будет рассмотрен и «дачная амнистия» будет продлена. Хочу заверить всех, кто ко мне обратился, что их права нарушить никто не даст! Обязательно дадим возможность получить и зарегистрировать их права в установленном порядке, —сказал А.Кулагин.


Отвечая на вопрос «Севастопольской газеты»,зампредседателя Законодательного собрания отметил, что в Республике Крым«дачную амнистию» продлили, но не на полный срок…

http://sevastopol.press/2019/03/21/dachnuju-amnistiju-v-sevastopole-obeschajut-prodlit-do-2023-goda/

Прошло всего несколько дней после принятия и люди, вчитавшись в закон, начали задавать недоуменные вопросы. В частности ко мне обратилась одна активная депутат Гагаринского ВМО с просьбой прокомментировать вопрос,который ей задали во время  проводимого ей приема граждан.

Конечно, с просьбой получить  официальное толкование закона лучше обращаться с соответствующим запросом непосредственно в Заксобрание, но,несмотря на то, что право толкования принятых законов предусмотрено Уставом города, закон регулирующий порядок толкования у нас до настоящего времени не принят, хотя его значение для правильного практического применения трудно переоценить. (Пусть это будет на заметку кандидатам в будущий состав Заксобрания,которые сейчас  активно бродят по дворам с балалайками)

Что же так взволновало  людей в принятом законе?

Виной всему часть 2 статьи 6.1. Закона, в которой указано:


2. Акты Севастопольской городской государственной администрации о предоставлении гражданину земельного участка, изданные после 1января 2002 года и не связанные с заменой сертификатов на право на земельную долю (пай), а также иные документы, выданные (оформленные) на основании таких актов, не являются документами, подтверждающими наличие ранее возникших прав,подлежащих государственной регистрации.



Действительно есть над чем задуматься. СГГА  выделяла земельные участки  и оформляла права на них  полтора десятка лет. И что теперь,все документы выданные (оформленные) на основании решений Администрации в топку? Дав право нескольким сотням человек узаконить свои дачные строения, мы одновременно лишили права собственности несколько тысяч человек? Воистину, вместе с водой выплеснули и ребенка

Но все таки попробуем разобраться.

ЧТО ПОСЛУЖИЛО ОСНОВАНИЕМ ДЛЯ ВКЛЮЧЕНИЯ ЗАПРЕТИТЕЛЬНОЙ НОРМЫ В ТЕКСТ ЗАКОНА?

Ответ кроется в нашем недалеком прошлом, во время нахождения Севастополя под юрисдикцией Украины.

Напомню в то время земельную комиссию Городского Совета Севастополя (органа местного самоуправления) возглавлял нынешний депутат Госдумы Дмитрий Белик, который наверняка может дать дополнительные пояснения.

Основание выдвинуто  такое:

С введением в действие Земельного кодекса Украины, то есть с 1 января 2002 года, распоряжение землями в городе Севастополе было отнесено к полномочиям органа местного самоуправления — Севастопольского городского Совета. В соответствии со статьей 9 Земельного кодекса Украины к полномочиям Киевской и Севастопольского городских советов в области земельных отношений на их территории относились:- распоряжение землями территориальной общины города;- передача земельных участков коммунальной собственности в собственность граждан и юридических лиц;- предоставление земельных участков в пользование из земель коммунальной собственности. В соответствии с пунктом 12 Раздела X Земельного кодекса Украины до разграничения земель государственной и коммунальной собственности полномочия относительно распоряжения землями в границах населенных пунктов осуществляют соответствующие  сельские, поселковые, городские советы, а заграницами населенных пунктов — соответствующие органы исполнительной власти. Земли государственной и коммунальной собственности на территории административно-территориальной единицы города Севастополя на тот период в соответствии с Законом Украины от 5 февраля 2004 года No 1457-1V «О разграничении земель государственной и коммунальной собственности» разграничены не были.

Таким образом, с 1 января 2002 года Севастопольская городская государственная администрация (далее — СГГА) не имела законных полномочий распоряжаться земельными участками в городе Севастополе,в том числе путем принятия соответствующих распоряжений. Однако фактически акты по распоряжению земельными участками СГГА принимались.Постановлением Высшего административного суда Украины от 12 декабря2012 года No К -18734/10 данное распоряжение признанно незаконным и отменено, с указанием на незаконность действий СГГА и нарушений пределов своих полномочий.

 О каком Распоряжении СГГА идет речь? Небольшой поиск показал, что  суды в своих решениях по «земельным» вопросам ссылаются на   распоряжение СГГА от 22.07.2009 № 582-р «Об   осуществлении полномочий по вопросам регулирования земельных   отношений»

Мне кажется странным и даже не объяснимым тот факт, что Украинский  суд в 2012 году отменяет Распоряжение Севастопольской госадминистрации изданное в 2009 году, а изменения в закон признают не действующими и не порождающими прав все «земельные» решения СГГА с   2002 года.

Я попытался в интернете найти  это распоряжение.  В самой полной правовой базе Украины «Лига» и вот что обнаружил

На сегодняшний день статус документа вУкраинской правовой системе  помечен как действующий.

Ну ладно, решили что  акты СГГА по «земельным» вопросам не действуют, но что делать с  аналогичными документами выданными в то время районными госадминистрациями.

Мне эти вопросы хорошо знакомы. поскольку в бытность адвокатом я довольно успешно судился и с Горсоветом и с СГГА. Суды выносили  прямо противоположные решения, путаясь в том, что границы Севастополя не были утверждены в установленном порядке.

Кроме того принятая Севастопольским заксобранием норма,  вступает в противоречие с Федеральным Конституционным Законом «О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов — Республики Крым и города федерального значения Севастополя»

В статье 12 которого четко указано:

На территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя действуют документы, в том числе подтверждающие гражданское состояние, образование, право собственности, право пользования, право на получение пенсий, пособий, компенсаций и иных видов социальных выплат, право на получение медицинской помощи, а также таможенные и разрешительные документы (лицензии, кроме лицензий на осуществление банковских операций и лицензий (разрешений) на осуществление деятельности некредитных финансовых организаций), выданные государственными и иными официальными органами Украины, государственными и иными официальными органами Автономной Республики Крым, государственными и иными официальными органами города Севастополя, без ограничения срока их действия и какого-либо подтверждения со стороны государственных органов Российской Федерации, государственных органов Республики Крым или государственных органов города федерального значения Севастополя, если иное не предусмотрено статьей 12.2 настоящего Федерального конституционного закона, а также если иное не вытекает из самих документов или существа отношения.

Многие воспринимают эту законодательную норму как стопроцетную амнистию, или индульгенцию. Но речь идет о том, что все перечисленные документы признаются, что не лишает заинтересованную сторону обратиться в суд.

Нарушение требований ФКЗ дает надежду на то, что городская прокуратура  примет меры реагирования в виде принесения протеста.

В заключение, для тех, кому может быть придется в суде доказывать несостоятельность  обсуждаемой нами нормы закона приведу пример из практики Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ)  Стретч против Объединенного Королевстваот 24.06.2003 года «Стретч против Объединенного Королевства Великобританиии Северной Ирландии» (Stretch v. United Kingdom, 44277/98).  Суть решения суда, в том, что признание недействительным договора, согласно которому покупатель получил имущество от государства и дальнейшее лишение его этого имущества (на основании того, что государственный орган нарушил закон при заключении договора) является недопустимым.

Не надо пугаться того что в этом  решении речь идет о продлении договора аренды. Дело в том что ЕСПЧ не связан с понятийными аппаратами  национальных законов.

При рассмотрении дела «Стретч против Объединенного Королевства», Европейский суд по правам человека исходил из того, предусмотренное договором аренды право арендатора на продление этого договораимеет экономическую ценность и юридически принадлежит арендатору (т.е. заключаядоговор аренды, арендатор обоснованно рассчитывал на продолжение договорааренды). В связи с этим Европейский суд по правам человека пришел к выводу, чтоимущественное право арендатора, предусмотренное договором аренды, являются«собственностью» в смысле статьи 1 Протокола 1 к Конвенции о защите правчеловека и основных свобод и подлежит применению при осуществлении защиты этихимущественных прав.

Аналогичных решений, в том числе стороной  которых являлась Российская Федерация много. Что касается прецедентов в которых РФ не является стороной то надо учитывать следующее:

Поскольку юридическая сила решений ЕСПЧ в российской системе права прямо не определена, нередко высказываются сомнения в том, что практика ЕСПЧ по делам, в которых Россия не была стороной, может быть обязательной. К тому же прецедент в России как относящейся к романо-германской правовой системе источником права не является.

Решения ЕСПЧ, содержат толкование Конвенции.В самой Конвенции используются довольно краткие формулировки основных прав исвобод, которые часто не раскрывают их содержание. Решения ЕСПЧ, выявляянарушения содержащихся в Конвенции положений, направляют государства, даже если они не являлись ответчиком в данномделе, в аналогичной ситуации действовать в соответствии с правовой позицией итолкованием, выраженных в решениях ЕСПЧ.

Поскольку в соответствии со ст. 32 КонвенцииЕСПЧ является органом официального ее толкования, то данное толкования следуетпризнать обязательным. Данный вывод подтверждает и Председатель КС РФВ.Д. Зорькин, отмечая, что правовые позиции ЕСПЧ по вопросу толкованияКонвенции являются обязательными, и в практике Конституционного суда утвердилсяподход, в соответствии с которым решения ЕСПЧ применяются фактически какисточник прав

Длятех кто сомневается в возможности применения прецедентов ЕСПЧ  национальными судами, приведу короткую выдержку из Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г.N 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите правчеловека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней»

а.


С целью эффективной защиты прав и свобод человека судами учитываются правовые позиции Европейского Суда, изложенные в ставших окончательными постановлениях, которые приняты в отношении других государств -участников Конвенции. При этом правовая позиция учитывается судом, если обстоятельства рассматриваемого им дела являются аналогичными обстоятельствам, ставшим предметом анализа и выводов Европейского Суда.

https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70304382/

Будем добиваться признания утратившей силы  обсуждаемой нами нормы закона.  Однако хочу предупредить, что я хоть и подписываю свои статьи как депутат (пока) Законодательного Собрания, мое мнение является совершенно частным, не факт что правоприменители его воспримут. Возможна долгая дорога к правде.

Колесников Борис. Депутат Законодательного Собрания Севастополя.


Поделись статьей в: