ПРОДОЛЖЕНИЕ

О спецподразделении «Сова» я и не забывал. Это, на мой взгляд, было успешное милицейское новаторство, по раскрытию преступлений прошлых лет. В него пригласили опытных работников милиции, которые уже оставили службу. Они, не имея никаких процессуальных прав (проводить допросы, опросы обыски и т.д.) изучали приостановленные уголовные дела, так называемые «висяки» (в Севастополе их называли «сухари), анализировали, не упустили ли что-то сыщики, в свое время пытавшиеся раскрыть преступление, давали рекомендации какие действия необходимо еще предпринять. По моим сведениям подразделение работало довольно эффективно. Над ними не «висели» никакие сроки, доклады, отчеты. Только аналитика.


Поэтому, прозвучавший на прощание, намек Арунаса я понял и еще раз укрепился в мысли о необходимости критически перечитать все документы, имеющиеся в следственном деле по покушению на жизнь Владимира Ленина.
Первое с чем я решил в меру возможностей разобраться, это с пистолетом из которого было совершено покушение и соответственно с количеством выстрелов произведенных террористами или террористкой.
Вопрос с оружием не простой. В 1918 году Москва была в буквальном смысле наводнена стрелковым оружием, его никто в те времена не учитывал и не регистрировал. В ходу было полулегальное почти свободное его ношение.


Допрошенный 30 августа, в день покушения на Ленина, председателем Московского революционного трибунала шофер Степан Казимирович Гиль, рассказал:

«Я приехал с Лениным около 10 часов вечера на завод Михельсона…
Когда Ленин был уже на расстоянии трех шагов от автомобиля, я увидел, что с боку, с левой стороны от него, на расстоянии не больше трех шагов, протянутую из-за нескольких человек женскую руку с браунингом, и были произведены три выстрела, после которых я бросился в ту сторону, откуда стреляли, но стрелявшая женщина бросила мне под ноги револьвер и скрылась в толпе. Револьвер этот лежал под моими ногами. При мне револьвера этого никто не поднял.

Но как объяснил один из двух сопровождавших раненого Ленина, [он] сказал мне: “Я подтолкнул его ногой под автомобиль”.


Какие выводы мы делаем из этой фразы.
Первое. Степан Казимирович Гиль, который находился в нескольких шагах от стрелка, утверждает, что выстрелов было ТРИ.
Это его показание совпадает с количеством пулевых отверстий обнаруженных на пальто Ленина, но не совпадает с тем, что в этот момент была ранена другая женщина- кастелянша Попова


Второе. Гиль утверждает, что видел женскую руку с пистолетом марки «Браунинг».
Это утверждение выглядит сомнительным. На неосвещенном заводском дворе, тем более в толпе наверно можно различить руку в которой находится пистолет, но с учетом того как люди в начале прошлого века одевались, отличить женскую руку от мужской.
Тем более, несмотря на то, что дело происходило в предпоследний день августа, известно, что Ленин взял с собой пальто, в котором и был ранен. Получается, что погода была прохладная, поэтому сомнительно, что участники митинга были в легкой одежде, безрукавках

Третье. В этом же протоколе допроса Гиль утверждает, что
стрелявшая женщина бросила ему под ноги револьвер.
Давайте на этом моменте остановимся подробнее.
Со слов Гиля орудие покушения было брошено ему под ноги, запомним этот факт, так как чуть позже следствие согласится с другими показаниями, о том, что «браунинг» был изъят у Каплан личном обыске, проведенном сразу после задержания в здании Замоскворецкого военкомата.
Бросается в глаза явное противоречие Гиль видел пистолет марки «браунинг», а ему под ноги стрелявшая кинула револьвер. Эти два пистолета так же похожи друг на друга как охотничья берданка и автомат Калашникова

Мог ли человек, у которого постоянно при себе имеется пистолет, заплутать в трех соснах, перепутав марку оружия?


Протокол допроса Степана Казимировича Гиля, датирован 30 августа 1918 года. Т.е. как говорят сыщики, он допрошен «по горячим следам». Это очень ценное время для получения сведений. Допросы по горячим следам, хоть и эмоциональны но, получаемая информация, как правило, правдива.


Однако если учесть, что со слов самого же Гиля, он привез Ленина на митинг, на завод Михельсона около 22 часов. Час ушел на выступление, выстрелы и погоню, затем поездка с раненым вождем в его Кремлевскую квартиру, первым встретил приехавшую позже Надежду Крупскую. То он мог быть допрошен только 31 августа
Судя по воспоминаниям, сразу после задержания в Замоскворецкий военный комиссариат прибыл председатель Московского революционного трибунала А.М. Дьяконов. (тот самый который поставил подпись в протоколе о том, что допросил Гиля 30 августа) Он попросил трех женщин — З.И. Легонькую, Д. Беем и З.И. Удотову обыскать Ф.Е. Каплан и подозреваемую в соучастии в покушении кастеляншу Павловской больницы М.Г. Попову.

И здесь, как говорят спортсмены, «во время не уложился)

Будем считать что Степан Казимирович был допрошен не ранее чем 31 августа, уже после того как свои первые показания дала Фани Каплан.

Это говорит о том, что показания Степана Гиля могли «подгоняться» под показания Каплан

Первый допрос Каплан, сразу после ее задержания, произвел народный комиссар юстиции Дмитрий Иванович Курский,

которому Фани сразу заявила: «Приехала я на митинг часов в восемь. Кто мне дал револьвер, не скажу».

Она не говорит о пистолете, не говорит о «браунинге» а четко обозначает марку «револьвер».

На мой взгляд, основанный на некотором опыте, такой ответ мог быть навязан подследственной задаваемыми вопросами. Тем более что очень может быть, что она вообще не держала в руках никакого оружия, слово револьвер услышала от следователя.

Из шести известных протоколов допроса Каплан, это единственный в котором упоминается об оружии.

По воспоминаниям управляющего делами Совнаркома Владимира Дмитриевича Бонч-Бруевича:

«Поздно ночью пришел тов. Козловский, которому, как члену коллегии комиссариата юстиции, было поручено произвести первый допрос эсерки Каплан.
Козловский рассказал мне, что Каплан производит крайне серое, ограниченное, нервно-возбужденное, почти истерическое впечатление.


Однако протоколов допроса Каплан, которые произвел член коллегии наркомюста Козловский, в деле нет. Это косвенно подтверждает мнение некоторых исследователей, что часть документов из дела, по какой то причине изъята. По какой, можно только догадываться.


На момент допроса Каплан, пистолета, из которого произведено покушение, у чекистов не было.
Этот пистолет появился в распоряжении следствия только второго сентября.

Из материалов дела видно:
ПРОТОКОЛ
2 сентября ко мне явился тов. Александр Владимирович Кузнецов, представивший удостоверение фабрично-заводского комитета фабрики Савельева, Москва, Щипок, 22, и членский билет партии коммунистов за № 713, и подал письменное заявление о том, что у него находится револьвер-браунинг, из которого стреляла в тов. Ленина 30 августа на фабрике Михельсона Ф. Каплан. Тов. Кузнецов представил браунинг за № 150489 (сто пятьдесят тысяч четыреста восемьдесят девять) и обойму с четырьмя патронами. Револьвер этот тов. Кузнецов поднял тотчас же по выронении его Каплан, и он находился все время у него, Кузнецова, в руках. Браунинг этот приобщается к делу о покушении на убийство тов. Ленина.
2 сентября 1918 г.
Член В.Ц.И.К.
Кингисепп
А. Кузнецов


Если, как утверждает Кузнецов. Он поднял пистолет с земли, сразу после того как его бросила Каплан, то как относится к показаниям Ленинского водителя Гиля, который утверждает что пистолет ногой затолкал под машину?
При обыске у Каплан ни какого оружия не обнаружили, но здесь есть очень интересный момент
Свидетель Удотова показала:
«Обыск мы производили в таком порядке: я и третья женщина, фамилии которой не знаю, производили непосредственный обыск, тогда как другая, тов. Легонькая, стояла у двери, держа наготове револьвер. При обыске мы Каплан раздели донага и просмотрели все вещи до мельчайших подробностей. Так, рубцы, швы нами просматривались на свету, каждая складка была разглажена. Были тщательно просмотрены ботинки, вынуты оттуда подкладки, вывернуты. Каждая вещь просматривалась по два и несколько раз. Волосы были расчесаны и выглажены. Но при всей тщательности осмотра обнаружено что-либо не было.. Обыск происходил на третьем этаже. Из портфеля Каплан извлекли записную книжку с вырванными листами, профсоюзную карточку конторских служащих на имя М.М. Митропольской и железнодорожный билет Томилино — Москва; из ботинок — два конверта со штемпелем Замоскворецкого военкомата.


Через год
одна из женщин, обыскивавших Каплан, Зинаида Легонькая, попала в сложное положение. В 1918 году ей было 23 года. За плечами были реальное училище, недолгое замужество, фронт, тиф, участие в двух революциях — Февральской и Октябрьской, служба разведчицей на фронте. А в 1919 году ее задержали по доносу осведомителя — с подозрением в том, что именно она стреляла в Ленина. Легонькая смогла доказать свое алиби и дала интересные дополнительные показания про обыск Каплан. Она сказала:

«При обыске найдено у Каплан в портфеле: браунинг, записная книжка с вырванными листами, папиросы, билет по ж.д., иголки, булавки, шпильки и тому подобная всякая мелочь, а во время того, когда ее совсем раздевали догола, то не могу вспомнить, нашли чего-нибудь или нет».


В деле появляется второй «браунинг», из которого якобы стреляли в Ленина
, но следствие словно ослепло. На свет появляется следующий документ:
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Ознакомившись с материалом гражданки Легонькой З. И. и делом Фани Каплан, постановили:
гражданку Легонькую 3. И. задержанию не подвергать, дело доследовать в смысле допроса свидетелей, указанных в деле Легонькой, мерой пресечения избрать подписку о явке в Особый отдел ВЧК по первому требованию.
[Уполномоченные Особого отдела]
Артузов
Фельдман


Если судить по показаниям проводившей обыск девятнадцатилетней Удотовой Зинаиды Федоровны, во время обыска Каплан «Легонькая, стояла у двери, держа наготове револьвер».

Это значит, что неё не было возможности обнаружить пистолет и в тайне от других участников обыска оставить его себе на память

Данный вывод подтверждает сама Легонькая Зинаида Ивановна, 22 лет, которая в протоколе допроса, проведенном после покушения, сообщает:


Во время обыска я по распоряжению тов. Дьяконова стояла у двери с револьвером наготове. К вещам я совершенно не прикасалась, наблюдая лишь за движением рук Каплан.


Странным является и то обстоятельство, что на дату 1 сентября 1918 года, т.е. по прошествии двух суток после покушения на Ленина, в распоряжении следователей ВЧК еще не было ни какого пистолета. Чекисты 1 сентября обратились к населению через прессу с просьбой принести оружие, если таковое найдется.


Но до этого они орудие покушения и не искали. Первый и последний осмотр места происшествия был произведен чекистами только 2 сентября. В деле сохранились любопытные фотографии, сделанные не кем ни будь, а самим Яковом Юровским, тем самым который за пару недель до этого, в Екатеринбурге, расстрелял царскую семью и попытался сжечь их трупы. В скорее Екатеринбург чудесным образом был переименован, город на долгие годы стал Свердловском.

Следственный эксперимент покушения на В. И. Ленина в 1918 году:

1. Здесь стоял Ленин.
2. Здесь — работница, в которую попала одна из пуль.
3. Водитель Степан Гиль наблюдал за происходящим из автомобиля.
4. А из этого положения во Владимира Ильича будто бы стреляла Фани Каплан.

 4, 5, 6, 7 – положения гильз, обнаруженных на месте преступления.

Других фото в деле нет.  Я не буду заострять внимание на том, что только гильза, пронумерованная как 4, лежит в «правильном» месте, там, где ей положено быть относительно положения стрелка. Остальные нарушили законы физики и переместились  по направлению выстрела. Кто стрелял из пистолета, тот поймет о чем я написал.

Здесь настораживает другое. Если верить чекистам, то во время осмотра места происшествия, или как они сами назвали это действие «глубокий осмотр», проведенного через трое суток после покушения, они, словно родившись под счастливой звездой, обнаруживают важнейший вещдок, четыре стреляных гильзы, но при этом не фотографируют ценные находки, и даже не описывают их, не указывают, для какого калибра пули предназначены найденные  гильзы, в каком оружии могут быть использованы.

Гильзы должны быть сопоставлены на идентичность – по серии (клеймо выбито на донце гильзы), по отпечатку от накола капсюля, по отпечатку отражателя пистолета, который четко видно на донце гильзы.

Но никто этим не занимался.


ПРОТОКОЛ

осмотра места покушения на убийство тов. Ленина на заводе Михельсона 30 августа 1918 года

2 сентября 1918 года мы, нижеподписавшиеся, Яков Михайлович Юровский и Виктор Эдуардович Кингисепп в присутствии председателя заводского комитета завода Михельсона тов. Иванова Николая Яковлевича и шофера тов. Степана Казимировича Гиля совершили осмотр места покушения на председателя Совнаркома тов. Ульянова-Ленина.

Выход из помещения, где проходят митинги — один.

От порога этой двустворчатой двери до стоянки автомобиля 9 (девять) сажен.

От ворот, ведущих на улицу, до места, где стоял автомобиль, 8 сажен, 2 фута (до передних) -10 сажен, 2 фута (до задних колес автомобиля).

Стрелявшая Фани Каплан стояла у передних крыльев автомобиля со стороны входа в помещение для митингов.

Тов. В. И. Ленин был ранен в тот момент, когда он был приблизительно на расстоянии одного аршина от автомобиля, немного вправо от дверцы автомобиля.

Место стоянки автомобиля, пункты, где стояла Ф. Каплан, тов. Ленин и М. Г. Попова, изображены на фотографическом снимке.

Недалеко от автомобиля нами при осмотре найдены четыре расстрелянные гильзы, приобщены к делу в качестве вещественных доказательств. Места их находки помечены на фотографических снимках, находка этих гильз несколько впереди стрелявшей объясняется тем, что таковые отскакивали от густо стоявших кругом людей, попадали ненормально, несколько вперед.

К настоящему глубокому осмотру приобщается:

1) План строений Московского снарядного и машиностроительного завода Л. А. Михельсона, а также 4 фотографических снимка, изображающих три момента покушения и само здание завода, в котором проходил митинг.

В. Кингисепп
Я. Юровский

патронное наследие Браунинга

Не могу не обратить внимания на то, что чекисты,  заносят в протокол  тщательно измеренные  расстояния:

«От порога этой двустворчатой двери до стоянки автомобиля 9 (девять) сажен.

От ворот, ведущих на улицу, до места, где стоял автомобиль, 8 сажен, 2 фута (до передних) -10 сажен, 2 фута (до задних колес автомобиля)».

Но как дело доходит до обнаруженных на заводском дворе пистолетных гильз, следователей как подменили, они пишут: «Недалеко от автомобиля нами при осмотре найдены четыре расстрелянные гильзы…».

Наверно они исходили из русской поговорки: «Для бешеной собаки и семь верст не крюк». Непонятно что им мешало измерить расстояние от машины и места где находился стрелок, до найденных гильз.

Давайте при этом не будем забывать, что в процессе покушения на Ленина, была ранена некая кастелянша Попова, которая разговаривала с Лениным, когда началась стрельба.  Ранение оказалось сквозным. Пуля, попавшая в Попову, прошла навылет: пройдя левую грудь, она раздробила левую ключицу и вышла наружу.

Эту пулю на месте преступления не обнаружили, или не искали, как и ту пулю, которая пробила пальто Владимира Ильича, но в тело не попала. А ведь они буквально топтались по тому месту, где эти пули могли или должны были находиться.

На фото обозначены три отверстия от пуль на пальто Ленина

Получается, что выстрелов однозначно было не менее четырех. Две попали в тело Ленина, одна продырявила ему пальто, но в тело не попала, и одна та, которой причинила ранение  стоявшей рядом с Лениным женщине.

Но две пули все таки остались, я имею в виду те, что поразили Ленина.

Рентгенограмма верхнего отдела грудной клетки и шеи Ленина. (1 – сломанная плечевая кость; 2 – пуля, застрявшая в плече; 3 – пуля, застрявшая в шее)

Но и с этими пулями творится что-то неладное. Посмотрите снимок из альбома ВЧК, сделанный в 1925 году

Прошло время, стенд тот же, но что изменилось?

Не могу утверждать, что это разные пули, хотя я в этом уверен, но то, что пулю изымали из опечатанного документа, впоследствии перепутав, поместили ее на прежнее место задом наперед, это факт.

Пистолет «Браунинг», модель 1900 (FN – Browning M1900). И ещё один интересный факт. Изображение в виде уменьшенной копии пистолета и вензеля или монограммы из двух букв «F» и «N» на щёчках рукоятки «Браунинга» наносилось до 1905 года. Оно было визитной карточкой производителя оружия бельгийского предприятия «Fabrique Nationale d’Armes de Guerre» (сокращённо «FN»). Следовательно, пистолет на фотографии № 1 с этим логотипом был изготовлен в период с 1900 года по 1904 год включительно, а это означает, что при покушении на Ленина в 1918 году у оружия был солидный «возраст», то есть срок его эксплуатации составлял от 14 до 18 лет.

Давайте внимательно прочтем заметку, опубликованную в газете «Правда» № 190 от 28 апреля 1918 года.


23 апреля 1922 года в 12 час. дня профессором Борхгартом при ассистенции В. Н. Розанова, в присутствии главного доктора больницы В. И. Соколова, Народного Комиссара здравоохранения Н. А. Семашко и докторов Е. Д. Рамонова и Я. Р. Гольденберга председателю Совета Народных Комиссаров В. И. Ленину произведена операция по впрыскивании полупроцентного раствора новокаина в кожу и подкожную клетчатку, в области внутренней ножки правого Stemo-cleidoasteideus произведен кожный разрез параллельно этой ножке длиной около трех сантиметров. По рассечении мышцы вскрыта соединительно-тканная оболочка, в которой лежала пуля. По извлечении пули заведен марлевый небольшой тампон.
На кожу наложено два шелковых шва. Повязка. Пуля, извлеченная из раны, оказалась размером от среднего браунинга. На конце оболочка пули крестообразно надрезана через всю толщу, по протяжении всего конуса пули.

Подписали:
Профессор Борхгарт,
Доктор В. Н. Розанов,
Доктор Н. А. Семашко,
Доктор Я. Р. Гольденбер

Этот крестообразный надрез хорошо просматривается на нижнем снимке. В тоже время на верхнем снимке мы видим четыре, якобы оставшиеся в магазине пистолета  четыре не расстрелянных патрона, пули которых не содержат следов распиливания.

Согласитесь, получается более чем странно, преступник, с целью увеличить поражающее действие пули, распиливает только одну из них, а остальные снаряжает в магазин в том виде, в котором они изготавливаются на заводе. Мол, итак сойдет.
Специалисты — оружейники высказывают следующее мнение:
Извлеченная в Боткинской больнице в 1922 году пуля, по описанию, имеет крестообразный надрез по всей длине оболочки и отнесена к боеприпасу среднего калибра. (7,65 мм)

Пропилы оболочки пули по всей длине, невозможно сделать, не извлекая ее предварительно из патрона. Теоретически это возможно, но практически пуля закрепляется в патроне браунинга такого калибра с усилием в 40 кг, что сделать в кустарных условиях невозможно, так как существует угроза заклинивания (перекоса) патрона либо некачественного выстрела. То есть, в этом случае большое количество пороховых газов, вместо толкания пули, будет свободно истекать по пропилам оболочки пули.


Теперь давайте определимся с калибром пули.
Для начала вспомним,

«Известия ВЦИК», 4 сентября 1918 года сообщила: «…В день рокового покушения на тов. Ленина означенная Попова была ранена навылет; пуля, пройдя левую грудь, раздробила левую кость (имелось в виду: кость левой руки между плечом и локтем).

В отличие от пули, попавшей Ленина, которая совершая замысловатые зигзаги, огибая жизненно важные органы, застряла в теле. А ведь Попова находилась от Каплан дальше, чем потерпевший Ульянов. (кстати этот важнейший свидетель, так и не был допрошен в качестве потерпевшего)

Чувствуется разница в мощности выстрела, которая в основном зависит от калибра боеприпаса.

3 сентября 1918 года в газете «Известия ВЦИК» — издание контролировалось Яковом Свердловым — опубликовано сообщение, что 2 сентября 1918 года «в ВЧК явился один из рабочих, присутствовавших на митинге, и принес револьвер, отобранный у Каплан. В обойме оказалось три не расстрелянных патрона из шести».

            Очевидно, речь идет о неком оружии, названном газетой «револьвер», имеющим обойму на шесть патронов. Именно шестизарядное оружие было передано в ВЧК рабочим.

— пистолет «Браунинг» М1900 калибра 7,65 мм – семизарядный, то есть в обойме которого – семь патронов (дальность эффективной стрельбы 30 м). Данный пистолет под № 150489официально приобщен в качестве вещественного доказательства по делу о покушении на Ленина.

  Рис.8 Пистолет FN Browning model 1900 раннего выпуска  калибр 7,65 мм       Рис.9 Патроны калибра 7,65 mm Browning

            ( 7 патронов помещены в обойму)                   

пистолет «Браунинг» M1906 калибра 6,35 мм – шестизарядный, то есть в обойме – шесть патронов (дальность эффективной стрельбы 20 метров, на практике очень опасен с дистанции не более 5-6 м)

Рис.10 Пистолет Browning model 1906 раннего выпуска  калибр 6,35 мм       Рис.11 Патрон калибра 6,35 mm Browning

            ( 6 патронов помещены в обойму)                   

Таким образом, газета «Известия ВЦИК» сообщила, что 2 сентября 1918 года рабочий завода им. Михельсона принес в ВЧК именно пистолет «Браунинг» калибра 6,35 (ошибочно названный газетой «револьвером»), поскольку именно у этого пистолета обойма рассчитана на шесть патронов, и ни у какого другого. Этот пистолет к материалам дела так приобщен и не был, где он сейчас – неизвестно.

В следственном же деле фигурирует другой пистолет — семизарядный браунинг М1900 калибра 7,65 мм, «найденный вдалеке от места происшествия»

Получается, что выстрелов было минимум четыре, а чехарда с пистолетами указывает что их было минимум два.

Но стреляла ли Каплан? К этой теме я вернусь чуть позже.

Колесников Борис.
9788118380@mail.ru
Поделись статьей в: