продолжение

Телефонный звонок застал меня за рулем

— привет, услышал я голос Арунаса

-привет

— слушай, внимательно, я не просто так спрашиваю. Кто такой Скворцов –Степанов?

-Если ты про ленинского соратника, то  он был министром финансов, как бы ни первым в Советской республике.

— Угадал,  засмеялся собеседник.

Теперь внимание, вопрос, почему его именем названа психбольница в Питере?

Иначе как мистикой это не назовешь, автомобильный магнитофон  в это время выдавал баритон Александра Розенбаума

И в Кресты, и в Эрисмана
И в Скворцова, и в Степана
Возим мы клиентов круглосуточно —
Пьяных, битых, алкашей,
Трупов, психов, малышей,
«Скорая» — занятие не шуточно.

Раньше я как-то об этом не задумывался. Честно говоря, не знаю, ответил я.

Голос в телефонной трубке продолжал развлекаться.

Если не прекратишь писать про Каплан, то твоим именем тоже назовут какой ни будь ФАП  в котором только психиатр принимать будет.

Я промычал я в трубку, что от такой перспективы не в восторге и уже даже представил, тихую забытую богом деревеньку, в которой одна из двух улиц носит название  тупик Колесникова, на въезде в который пьяница –председатель  забудет повесить предупреждающий знак, и славный тупик будет постоянно оглашаться матом водителей вынужденных сдавать задним ходом по малопроходимым буеракам.

Сам продолжал размышлять о покушении столетней давности на Ленина.

Очень трудно прорываться через заградительные отряды  лжи и тщательно вычищенной официальной историографии всего, что связано с Лениным.

Вспомнился то ли анекдот, то ли всамделишная история:

Артист Михаил Геловани, исполнитель роли Сталина в предвоенных историко-революционных фильмах, как-то попросил поселить его на даче Сталина у озера Рица. Когда об этом доложили вождю, тот спросил: «А почему Геловани хочет жить на Рице?» – «Хочет вживаться в ваш образ». – «Тогда пусть начнет с Туруханской ссылки».

Действительно начинать надо сначала, но на это точно нет времени. Я ведь даже не могу толком понять, кто в 1918 году был руководителем государства, сорокавосьмилетний Владимир Ульянов или тридцатидвухлетний Яков Свердлов.

Против фамилии Ленин обычно через тире пишут -основатель и руководитель Советского государства.

 Но Владимир Ильич занимал должность председателя совнаркома, если перенестись  поближе к нашему времени, то он был главой правительства. Такую должность сейчас занимает Дмитрий Медведев

Яков Свердлов занимал должность  Председателя Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета (ВЦИК) т.е. должность аналогичную той, которую сейчас занимает Владимир Путин

Но если и было противостояние между ними, то наверняка не все зависело от номинально занимаемых должностей. Но это тема целого исследования.

Я поставил перед собой задачу скромнее, не искать того или ту силу которая направляла руку, стрелявшую в Ленина, а убедиться стреляла ли Каплан, или выражаясь сегодняшним  языком ей это дело просто «пришили».

Но если «пришили», значит, кого-то выгораживали. Ведь не зря тело Каплан, после убийства было сожжено по приказу Свердлова.  И то, об этом факте мы узнаем только из вышедшей большим тиражом книги  «Записки коменданта Кремля» Павла Малькова, который с гордостью,  описывает, как стрелял в спину Каплан. Но постановления или иного письменного документа о расстреле Фейги Ройдман (Фани Каплан) никто не видел, значит,  речь может идти только о личном пожелании Якова Свердлова, именно таким образом избавиться от Каплан и ее трупа,  чтобы его, впоследствии, невозможно было опознать.

Путаницы с выстрелами много. Если помните, то три пули, которые поразили Ленина, (две попали в тело, одна не задев тела, пробила пальто и пиджак)  вошли в мишень очень кучно. Что свидетельствует о навыках стрелка. Откуда навыки в стрельбе  у политкаторжанки Каплан, которая всю сознательную жизнь провела на каторге. На Акатуйской каторге, при всем либерализме царского правительства, стрельбе не обучали.

Но как стреляли профессионалы, обученные люди?

За два месяца до покушения на Ленина, в Москве по адресу Денежный перулок, 5 в особняке германского посольства в РСФСР,  был убит посол кайзера Вильгельма II в советской России граф Вильгельм фон Мирбах-Харф.

По версии кандидата исторических наук, профессора Академии военных наук, Бориса Львовича Хавкина, это происходило так:

Чекист, представившийся Яковом Блюмкиным, предъявил Мирбаху бумаги, которые якобы свидетельствовали о шпионской деятельности «родственника посла» некоего Роберта Мирбаха. Дипломат заметил, что с этим родственником он никогда не встречался. Тогда второй сотрудник ВЧК — Андреев — поинтересовался, не хочет ли граф узнать о мерах, которые собирается предпринять советское правительство. Мирбах кивнул. После этого Блюмкин выхватил револьвер и открыл огонь. Он сделал три выстрела: в Мирбаха, Рицлера и Мюллера, но ни в кого не попал. Посол бросился бежать. Андреев швырнул бомбу, а когда она не взорвалась, выстрелил в Мирбаха и смертельно его ранил.

Граф, обливаясь кровью, упал на ковер. Блюмкин же поднял не сработавшую бомбу и метнул ее вторично. Раздался взрыв, под прикрытием которого убийцы попытались скрыться. Оставив на столе удостоверение ВЧК, «дело Роберта Мирбаха» и портфель с запасным взрывным устройством, террористы выпрыгнули в разбитое окно и через сад побежали к автомобилю. Андреев был в «паккарде» через несколько секунд. Блюмкин же приземлился крайне неудачно — сломал ногу. Он с трудом стал карабкаться через ограду. Со стороны посольства немцы открыли беспорядочную стрельбу. Пуля угодила Блюмкину в ногу, но и он добрался до машины.

Как видим стрелки, что чекисты, что охрана немецкого посольства, мягко говоря, не очень. Но если немецкая охрана применяла оружие спонтанно, на улице, наверняка боясь поразить случайных прохожих, то чекисты стреляли в посольском кабинете, в спокойной обстановке, почти в упор. Впрочем, результат у обеих сторон, на  троечку.

По свидетельству наркома просвещения Анатолия Луначарского Ленин в его присутствии сразу после покушения на Мирбаха отдал по телефону такой приказ об аресте убийц: «Искать, очень тщательно искать, но не найти».

Мало кто знает, что 8 июля 1918 года, по указанию Ленина, в собственном кабинете на Лубянке был задержан председатель ВЧК Ф.Дзержинский по подозрению в организации убийства германского посла Мирбаха. Дзержинский был освобожден от должности, и восстановлен в ней только за неделю до покушения на Ленина.

Возвращусь  к делу Каплан.

Её первый раз допросили непосредственно после задержания в 22.30, 30 августа. Представьте себе задержание человека, который пытался убить Ленина. Вряд ли чекисты были галантны, угощали ее кофе, давая освоиться в новом качестве. Скорее всего, ее задержание и доставление в Замоскворецкий военкомат, сопровождали пинки, мат и угрозы немедленно «пустить в расход». Она, конечно, не могла собраться с мыслями и поэтому бесхитростно заявила, а чекисты записали её фразу: «Меня задержали у ВХОДА на митинг».

То есть она подсознательно заявила о том, что на митинге не была, в противном случае она бы сказала, что ее задержали на выходе из заводского двора (на ВЫХОДЕ с митинга). Но в те часы никто не думал о психологии задержанной, признательные показания были важнее. А она призналась, завив, что стреляла в Ленина. И хоть Каплан свой первый протокол допроса не подписала (всего допросов было шесть) на тот момент ее признание следствие почти устраивало.

Следствие не удивили показания о том, что Каплан была задержана помощником военного комиссара Батулиным с портфелем и зонтом в руках.

Получается,  что женщина готовится совершить покушение, не заботясь о том, чтобы руки, или по крайней одна рука была свободной. Чуть позже следствие установит, что в ее туфлях торчали  сапожные гвозди, по этой причине Каплан с трудом ходила.  

Нечего говорить, подготовилась к совершению теракта основательно.

Шофер. Который привез Ленина на митинг, Степан Казимирович Гиль показал в день покушения: «После первого выстрела я заметил женскую руку с браунингом». Сразу раздался общий вопль: «Стреляют! Убили! Убили!..»

Испуганная толпа разбежалась, двор мгновенно опустел. Гиль подбежал к упавшему на землю Владимиру Ильичу. «Сознания он не потерял и спросил:

— Поймали его или нет?

Он, очевидно, думал, что в него стрелял мужчина».

Но мало что сгоряча скажет  раненый человек, к его вопросу можно отнестись даже с сочувствием, но продолжая читать показания других свидетелей, убеждаюсь, что Ленин не просто так спросил про НЕГО, а не её.

ЗАЯВЛЕНИЕ
в Замоскворецкий военный комиссариат

31 августа 1918 г.

Я, член партии коммунистов (большевиков) Замоскворецкого района, присутствовал на митинге завода Михельсона 30 августа 1918 года при покушении одной предательской рукой на жизнь тов. Ленина. Я прорвался через кучу людей во время покушения, товарищ Ленин еще лежал, недалеко от него было брошено оружие, из которого было сделано три выстрела в товарища Ленина (оружие системы браунинг). Поднявши это оружие, я бросился бежать за тем лицом, которым было сделано покушение, и со мной бежали другие товарищи для задержания этого негодяя, и товарищи, бежавшие впереди меня, задержали того человека, который делал покушение. Вместе с другими товарищами я препровождал этого человека в военный комиссариат.

Я — член партии, Александр Владимирович Кузнецов, книжка за № 713.

Из показаний этого партийного товарища явно следует, что стрелял мужчина.

Но в этом месте чекисты проявили завидную оперативность. Второго сентября они опять допросили Александра Кузнецова (прошло чуть больше суток от первого допроса)  и он вдруг прозрев, показал следующее:

…когда добрался до автомобиля, в котором приехал тов. Ленин, я увидел такую картину: тов. Ленин уже лежал на земле, и около его ног валялся брошенный браунинг-револьвер, из которого были сделаны предательские выстрелы. И при виде этой картины я сильно взволновался, поднявши браунинг, я бросился преследовать ту женщину, которая сделала покушение, и мне вместе с другими товарищами удалось задержать ту женщину. Всего было сделано три выстрела, потому что в обойме всего оставалось четыре патрона.


Что интересно, в первом допросе, кузнецов утверждает, что задержал мужчину, которого доставил в военный комиссариат. Дальше следы этого мужчины теряются, нигде в протоколах допросов он больше не упоминается.

Во втором протоколе, когда мужчина трансформировался в женщину, показания Кузнецова заканчиваются тем, что он ее задержал. Но что было дальше, она сбежала, пристрелил на месте, передал чекистам или доставил в военкомат, он не говорит. Вероятно, его не спрашивали. Спасибо на том, что дал НУЖНЫЕ показания, отказавшись от предыдущих.

Можно еще приводить доводы о непричастности Каплан к стрельбе. Возможно она была сообщницей покушения, но исполнительницей не была точно.

Лично для себя я эту гражданку, чью личность даже толком не установили, поспешив расстрелять ее и сжечь, реабилитировал.

Колесников Борис.
9788118380@mail.ru
Поделись статьей в: