Каждый этап реконструкции центральной улицы нашего города вызывает недоуменные вопросы.
На этой неделе состоялось решение об озеленении Большой Морской. По словам вице-губернатора Владимира Базарова, на Большой Морской произрастает 2300 деревьев.

Цифра, на мой взгляд, сомнительная. На проспекте Генерала Острякова высаженная к столетию В.Ленина аллея из ста платанов, которая тянется от улицы Силаева вверх по проспекту, никак не короче Большой Морской. Но там всего сто деревьев. Не триста, не пятьсот и даже не сопоставимая тысяча, а всего сто.

Впрочем, зачем гадать, цифра вполне проверяемая.

От того, какие деревья будут высажены, зависит вид улицы, который она будет иметь в ближайшие десятилетия. Примеры неудачного озеленения у нас в городе есть.

Например, построенный по личному указанию адмирала М.П. Лазарева Петропавловский собор на городском холме, который не видно из-за разросшихся деревьев.

Тоже можно сказать и об аллее на Историческом бульваре, ведущей от площади Ушакова к памятнику Эдуарду Ивановичу Тотлебену, кроны деревьев делают его абсолютно невидимым.

Несколько смущает развернутая рекламная акция вокруг замены деревьев на Большой Морской. Многие СМИ цитируют слова эколога, сопредседателя регионального штаба ОНФ, Натальи Мельчаковой:

«После Чернобыля тот шлейф, который затронул Севастополь и попал в наши орехи, а они тогда были молодыми, они всё накопили. А листва, которая у них образуется, она складируется, выносится, потом смывается, сжигается. То есть, фактически возвращение радионуклидов проходило либо в почву, либо вниз. Мы должны избавить город от этого наследия».

Сейчас доступны многие справочники и атласы радиоактивого поражения местности после аварии на Чернобыльской АЭС. Радиация, по стечению обстоятельств, Крыма не коснулась вообще. То, что орехи поглощают радинуклеиды — это скорее плюс, чем минус, поглощая радионуклиды и тяжелые металлы, они тем самым очищают загрязненную территорию. Тогда в 1986 году Чернобыльский «мирный атом» до нас не добрался.

В этом году была проведена государственная историко-культурная экспертиза научно-проектной документации –«Проект объединенной зоны охраны объектов культурного наследия, расположенных на территории города Севастополя».
Согласно этому документу, на Большой Морской разрешается размещение элементов озеленения, не препятствующих визуальному восприятию объектов культурного наследия.

К объектам культурного наследия регионального значения относятся практически все дома на Большой Морской, которые в высоту не превышают 13 метров.

Давайте посмотрим, какие деревья рекомендованы к высадке на Большой Морской и постараемся понять, соответствуют ли требованиям, установленным для охранной зоны.
Робиния ложноакациевая — общеупотребительное русское название растения (ботанически ошибочное) — «белая акация». Крупное дерево, которое может достигать в высоту 20 -35 метров. Растение относится к инвазионным видам, которые изменяют характер деятельности местной экосистемы, нарушая цикл азота в почве

Липа европейская — дерево до 40 метров высотой, с широкой шатровидной кроной.

Клен остролистный — листопадное дерево высотой 12—28 метров с широкой, густой шаровидной кроно.

Каркас южный — листопадное дерево семейства коноплевых высотой 12—28 метров с широкой, густой шаровидной кроной.


Каштан — дерево 15—25 метров в высоту, похожие на конский каштан обыкновенный.

Все данные относительно деревьев взяты из Википедии. В силу приблизительности сведений нет нужды искать более солидные справочники.

Получается, что самое низкорослое дерево может достичь высоты свыше 20 метров, при высоте домов — объектов культурного наследия — 13 метров.
Такое озеленение не соответствует требованиям, предъявляемым для охранной зоны Большой Морской Севнаследием.

 Похоже, в наблюдательном совете по реконструкции Большой Морской, как и в правительстве Севастополя, этого никто не замечает.
Сегодняшнее поспешное освоение бюджетных денег может потом аукаться несколько десятков лет…
Поделись статьей в: