Попадая на берега Балаклавской бухты, по которым очень люблю бродить в любое время суток, мне все время  представляется, что перед глазами итальянская Адриатика, которую само собой  видел только на картинах. Балаклава действительно прекрасное место овеянное преданиями и легендами. Считается,  что впервые эта маленькая, невидимая с моря бухта  упомянута  почти 30 веков назад, знаменитым  Гомером в его 10 песне «Одиссеи» Она и сегодня неповторима, и каждый раз мой фотоаппарат видит ее по-разному.

Но лирику прочь. С недавнего времени Балаклавская  набережная, а если быть точным то Набережная Назукина, потеряла охранный статус ранее выявленного объекта культурного наследия. Для нас  такие потери уже неудивительны, не так давно охранного статуса лишился градостроительный комплекс «Городское кольцо», что обоснованно вызвало бурную отрицательную реакцию среди жителей города.

Что будет  с набережной дальше, легко предугадать. Мы уже видели, как это делается на Большой Морской.

Дома –объекты культурного наследия,  расположенные на набережной Назукина, приобретут охранную зону, которая будет точно совпадать с пятном застройки.  Их вроде как трогать нельзя, а всю остальную территорию  под видом благоустройства можно закатывать в плитку, возводить или наоборот сносить объекты капитального строительства. Так оно и будет. Ни для кого не секрет что в Балаклаве готовится масштабная реконструкция, которая кардинально преобразит ее вид, сделав центром яхтенного туризма.

Тема потери Балаклавской набережной статуса объекта культурного наследия стала предметом депутатского обсуждения. Правда официальный сайт Заксобрания об этом пока молчит.

Интернет –издание  «Форпост» цитирует слова председателя комитета заксобрания по градостроительству и земельным вопросам Вячеслава Горелова, который подчеркнул:

«С  2017-го по 2019 год из перечня выявленных объектов культурного наследия было исключено 176 объектов… и даже такие уникальные объекты, как Константиновская и Михайловская батареи, овеянные славой и ставшие поистине визитными карточками Севастополя».

Эти слова перекочевали в жалобу, которую депутат направил в городскую прокуратуру. Текст жалобы приводится на интернет –портале

Прочитав эту информацию, не мог не вспомнить  ставшее крылатым выражение Президента: «что за чушь он несет»?

На сайте Севнаследия в открытом доступе можно ознакомиться с

Перечнем объектов культурного наследия, расположенных на территории города Севастополя, отнесенных к объектам культурного наследия регионального значения

В этом документе Константиновская батарея

значится под номером 311 (Регистрационный № в Реестре 921721303800005)

Михайловская батарея под № 319 (Регистрационный № в Реестре 92171130379000)

Оба объекта включены в перечень в 2017 году.

Зачем депутат распространяет заведомо  ложную информацию,  для меня загадка.

Текст его крайне беззубой жалобы  крайне удивляет, основной акцент сделан на исключение из перечня Константиновской и Михайловской батарей, что не соответствует действительности. В конце обращенная к прокурору просьба, мол, вы там  посмотрите, что к чему, а если что не так, примите меры реагирования.

Прокуратура  изучит  материалы, установит, что все решения  об исключении из перечня объектов культурного наследия, были приняты на основании актов Государственных историко-культурных экспертиз, в которых, во всех без исключения есть однозначный вывод, который звучит так:

«Необоснованно (отрицательное заключение) включение выявленного объекта культурного наследия «Набережная Назукина», по адресу: город Севастополь, Наб. Назукина, в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации».

Давайте и мы, не уподобляясь шашкоймахателям – депутатам, посмотрим на акт Государственной историко-культурной экспертизы

 

 

проведенной обществом с ограниченной ответственностью «ГУАР» 197022, Санкт-Петербург, Аптекарская наб., д. 6, лит. А, пом. 44-Н, оф. 81

Однако представитель ООО «ГУАР» только подписывал некоторые документы.  Реально экспертизу проводил известный в Севастополе писатель – историк Владимир Георгиевич Шавшин.

С 1990 года в течение свыше полутора десятков лет Владимир Георгиевич был руководителем отдела охраны памятников Управления культуры города Севастополя.

Напомню, это как раз те годы, когда в Севастополе под частную застройку были отданы многие земли Херсонесского заповедника. Вспомним уничтоженную Девичью горку, набережную Андрея Первозванного и другие. Были суды, были уголовные дела, впрочем, это не как не умоляет его заслуги как историка.

фото из акта экспертизы

Надо заметить, что перечисляя источники информации, использованные при проведении экспертизы Владимир Шавшин, без ложной скромности 5 раз сослался сам на себя.

Трудно сказать, насколько  это допустимо в экспертном мире, но корректность самоцитирования остается  явно под вопросом.

Очень удивляет,  какое отношение имеет сотрудник Музея героической обороны и освобождения Севастополя, Владимир Шавшин, к Питерскому предприятию «Гуар». Скорее всего, не числясь в штате «Гуар», он выступает как субподрядчик. Но никаких сведений о заключении с ним договора в акте экспертизы не имеется.

И наконец,главное. Согласно условиям договора, заключенному между Севнаследием и ООО «Гуар» «Срок действия аттестации эксперта должен превышать срок действия государственного контракта»

Согласно сведениям, приведенным в акте экспертизы эксперт Владимир Шавшин, аттестован приказом Министерства культуры РФ от 25.12.2014 No 2448

Приказ Министерства культуры РФ от 26 августа 2010 г. N 563 «Об утверждении Положения о порядке аттестации экспертов по проведению государственной историко-культурной экспертизы,

указывает:

«Срок действия аттестации эксперта составляет три года…»

Получается, что экспертизу проводило лицо, срок аттестации которого как эксперта истек?  Не совсем так. Владимир Георгиевич Шавшин был повторно аттестован 31.01.2018, (приказ Минкульта № 78). Тогда  зачем и почему в официальный документ – акт государственной историко -культурной экспертизы включены заведомо недостоверные данные об аттестации эксперта, срок действия которого истек?

Вопреки требованиям Положения о государственной историко-культурной экспертизе
(утв.постановлением Правительства РФ от 15 июля 2009 г. N 569)

В котором указано:

«В случае если в качестве эксперта привлечено юридическое лицо, заключение экспертизы подписывается усиленной квалифицированной электронной подписью каждого работника, проводившего исследование, и усиленной квалифицированной электронной подписью этого юридического лица».

Подпись эксперта Владимира Шавшина под заключением экспертизы  отсутствует. На месте где она должна быть, горделиво красуется пустое место, равно как отсутствует подпись юридического лица привлеченного к проведению экспертизы.

 

При таких обстоятельствах вышеупомянутое заключение экспертизы нельзя признать документом, который влечет  юридические последствия в виде исключения набережной Назукина из  списка ранее выявленных объектов культурного наследия.

Невольно возникает вопрос, мог ли начальник Управления охраны объектов культурного наследия города Севастополя, Рязанцев Михаил Сергеевич, не знать об этом обстоятельстве?

Уверен, что не мог, поскольку в силу занимаемой должности обязан знать руководящие документы  профильного министерства. Однако, словно под гипнозом,  документы подписал, бюджетные деньги в пользу недобросовестного исполнителя заплатил.

Надеюсь что прокуратура, при проведении проверки уделит должное внимание этому обстоятельству.

 

Колесников Борис.
9788118380@mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Поделись статьей в: