Известный историк, блогер, Людмила Олеговна Гриненко размышляет о преображениях центральной улицы нашего города. (публикуется с разрешения автора)

Внимательно слежу (в основном, с дивана, глазами десятков репортёров и корреспондентов) за тем, как преображается улица Большая Морская. С одной стороны, преображается она не особо — обветшавшие фасады, «траченые» хуторским капитализмом, решили не трогать — дорого, долго, и очень хлопотно, чтоб не сказать сильнее (это если делать, как положено). Преображается проезжая часть, тротуары, освещение, коммуникации. Было всё очень убого, реконструкция была очень нужна, но, как многие говорят, не такая. В столице нашей Родины, за счёт бюджета которой и производятся все работы, подобный стиль обустройства городской среды давно обзывают довольно презрительно «урбаниной», подразумевая под этим неологизмом как собственно схемы освоения крупных бюджетов, так и довольно ограниченный набор архитектурных и ландшафтных решений, делающих различные городские пределы «зализанными» и чем-то похожими. Однако если не впадать в критический настрой, то эти преобразования можно только приветствовать — ранее запущенные или неосвоенные участки в городах приводятся в порядок, получают новую жизнь, авторы проектов уделяют большое внимание общественным пространствам, желая создать как можно больше точек притяжения досужих горожан, учесть как можно больше запросов на различные виды проведения свободного времени. На картинках в проектах обычно рисуют лето, велосипеды, скейты и пр., фланирующую публику в шортах и «платьях из ситца»…

Оправдан ли был такой подход в случае севастопольской Большой Морской? Думаю, что нет. Здесь есть свой стиль и он явно нарушен этим, на мой (и не только мой) взгляд, скороспелым проектом, мало, надо признать, привязанным к реальной ситуации изначально и дорабатываемым в процессе, «с учётом пожеланий общественности». Профессионалов такой подход ужасает и я их понимаю. Юристы не ужасаются, просто недоумевают — «а что, так можно было?» Прибавим современный уровень строительного исполнения, часто обрушивающий даже гораздо более продуманные проекты до уровня дешёвого китча, учтём и сжатые сроки (а кто решил, что городу надо срочно именно это?). И, хотя качество работ на Большой Морской особо не критикуют, но скандалы случаются — то историческую лестницу «слегка снесли» для проезда техники, то парапеты «завысили», превратив в подобие гробниц, Не буду углубляться в другие вопросы и проблемы — их много, начиная с вопросов «почему именно это архбюро?» и «почему такая туча именно этой плитки?», как бы уже и заключающих в себе ответы на многие другие вопросы, даже из разряда тех, что не принято задавать.

Однако все эти явления эпохи подлого чистогана следует переживать философски, а наивно ожидаемое (например, мною) в 2014 году возвращение любви и бережного отношения к архитектурному наследию уникального города, в имени которого тоже много чего «для сердца русского слилось», уже послушно засушено в альбомах с видами Севастополя времён последнего Репрессанса. Вот некоторые из таких видов, если говорить о стиле.

 

 

Я всё это написала под впечатлением от несколько раздражённого, как мне показалось, высказывания главного архитектора проекта реконструкции Олега Шапиро о старинных афишных тумбах: «Честно говоря, они не шедевр ни дизайна, ни архитектуры, ни малых форм. И сделаны вообще-то довольно грубо» — цитирует московского зодчего издание «Новости Севастополя».

Там же сказано, что Олег Аркадьевич предложил рассмотреть более современный альтернативный вариант.

Не то, чтобы хотелось оспорить это заявление, но в данном случае никто и не говорил о шедеврах, хотя не надо быть столичным архитектором, чтобы отметить, что эти тумбы больше подходят к стилю улицы, чем многое из того, что внедряют сейчас на Большой Морской, будто это какая-нибудь речная набережная, Дело совсем в другом. Город Севастополь два раза буквально стирали в пыль. И крайне мало в нём визуальных примет того, что связывает между собою эпохи и поколения. Отсюда постоянное стремление сохранить как можно больше знакомых с детства деталей городского облика, пусть они и не являются «шедеврами дизайна». Те, кто влюблён в Севастополь, в его славную историю, в его уютную красоту, в его ершистый характер, это понимают. Но они не осваивают бюджетов. Приложу два снимка, показывающих разницу между уходящей натурой и приходящей ей на смену. Это постаменты для опор освещения. Они похожи. Надо ли спорить — о стилях ли, о вкусах ли? О грубости, о деликатности? А никто и не спорит.

Ну, я тут полаяла, а караван идёт. Конечно, в городе пока адище с передвижением, ведь Большая Морская, несмотря на несоответствующую названию камерность и малую длину, очень востребованная городской логистикой улица. Но уже скоро, к Дню Победы, измочаленные к тому времени до крайней степени рабочие-строители должны будут, «хоть чучелом, хоть тушкой», «кровь из носу» и т.п., закончить последний акт этой «шапириады» и сдать любимую улицу Севастополю.

И обновлённая Большая Морская засияет под майским солнышком новой вымосткой, заструится фонтанами и зазеленеет весенней листвой. Народу понравится, сомнений в этом нет. Мне тоже понравится. А фасады можно даже напечатать, есть такой современный альтернативный вариант.

На изображении может находиться: один или несколько человек, небо и на улице
На изображении может находиться: дерево, автомобиль и на улице
На изображении может находиться: дерево и на улице
На изображении может находиться: растение и на улице
Нет описания фото.
Автор Людмила Гриненко
блогер, историк, человек искренне любящий город.
Поделись статьей в: