Автор, приславший письмо, размышляет о том, как легко попасть в камеру.
Камера смотрит… в кошелёк
«Охотники на ведьм» с веб-ресурса myrotvorets потирают ручки: удалось в очередной раз нагадить ненавистному Севастополю. Выследили пароход, привозивший из Турции столь необходимые городу стройматериалы, и подставили под серьёзные санкции. В убытке оказались и владельцы, и порт, и город, и масса операторов строительного рынка —3,5 тысячи тонн не шутка. Каким же образом украинскому ресурсу удалось добыть экономически значимую информацию с территории чужой страны?
Теперь “стучат”видеокамеры.
Нет, это вовсе не шпионская история. Храбрые Штирлицы, похоже, навсегда остались в прошлом веке. Сегодня всё решают уже не болтуны, а техника.
Боливийский пароход, на который «миротворцы» соорудили полноформатное досье ( https://myrotvorets.news/bellatrix-budivelni-sumishi-z-turechchyny-v-sev/), разжигателями ненависти сдали… видеокамеры, находящиеся в частных руках и доступные без ограничений любому интернет-пользователю.
Для сравнения: в советском прошлом цензура следила за тем, чтобы на телеэкраны случайно не попадали военные и промышленные объекты, телевышки, мосты и ещё много чего. Возможно, излишне «бдили». Но сегодня не бдит уже никто. Google Maps безжалостно высвечивает критически важную инфраструктуру ( https://www.google.com/maps/search/ctdfcnjgjkm+база+флота/@44.6132095,33.5283769,246m/data=!3m1!1e3 ) —разрешение картинки растёт, через пару лет начнём различать звёздочки на погонах. Но следят не только за пароходами.
В объективы камер попадаем и мы с вами. Городская система видеонаблюдения, вполне понятно, решает задачи безопасности, и утечки данных из неё маловероятны. ГИБДД снимает на камеры автомобили, фиксирует номера, засекает радарами скорость, безжалостно штрафует, но это в общем тоже нормально. В конце концов, перестали брать «на лапу», и всё идёт в казну.
Ждёшь автобус —попадёшь на камеру.
Камеры на дорогах, в местах массового скопления людей, перед административными учреждениями —это понятно. Но при чём же тут, скажем, остановки городского транспорта, где, согласно статистике, уличная преступность практически отсутствует? Решив выяснить, кто занимается видеосъёмкой граждан на остановках, мы обнаружили, что городские власти не имеют никакого отношения к этим камерам. Видеопотоки «гонят в сеть» частники, компания Око СевСтар. Именно её видео и использовали «миротворцы», чтобы наказать боливийский пароход, а вместе с ним и ненавистный им Севастополь
По российским законам, изображение физического лица, привязанное ко времени и месту, является персональными данными. Обращение с такого рода информацией регулируется федеральным Законом No 152-ФЗ «О персональных данных» ( http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_61801/) . Большинству из нас приходится периодически приходится подписывать бланки, давая разрешение воспользоваться нашими ФИО, адресами, номерами телефонов и т.п. Частного оператора, который фиксирует на камеры наши ежедневные перемещения, никто из нас не уполномочил на эту съёмку —и уж тем более не дал на неё разрешения.
Вас уже знают в лицо.
Вы скажете: честному человеку нечего скрывать, пусть себе снимают. Тогда почему мы раздражаемся, когда находим в почтовом ящике рекламу торгового центра, где были лишь мельком, и автосервиса, находящегося на вашем ежедневном пешем маршруте на работу. В интернете уже давно считают наши «клики» и подбрасывают баннеры по мотивам наших поисковых запросов. Теперь эта практика приходит в реальный мир, где сборщиками данных становятся видеокамеры. То есть к подробным данным о наших интересах добавляется наше реальное лицо. Потому что современные технологии, на которых «плотно сидит» Око Севстар, давно уже научились распознавать людей в лицо. Крупные массивы данных с изображениями лиц —товар выгодный сам по себе, на них отлаживают поисковые технологии и легальные компании, и хакеры, добывающие всё это в тёмных уголках Даркнета ( https://ru.wikipedia.org/wiki/Даркнет ).
Однако лица, привязанные к транспортным маршрутам, стоят куда дороже. Возможно, за каждого из нас в отдельности «дают» лишь доли цента, но в огромном городе речь идёт уже о потоке, сливающемся в сотни тысяч долларов ежемесячно.
Кому же нас продают?
Среди покупателей «не совсем законно» добытых персональных данных —пока не только криминальные круги. Ещё не сдал свои позиции сетевой маркетинг, втюхивающий нам ненужные вещи сомнительного качества по завышенным ценам. Процветают частные агентства расследований, тщательно избегающие рекламы и вообще какой-либо огласки в силу специфики бизнеса. Персональные досье, в особенности на «не совсем простых» граждан, в отличие от холодильников и смартфонов, со временем в цене не падают, а лишь растут: подопечные находятся под камерами, и с каждым днём всё больше подробностей попадает на серверы с видеоархивами.Примечательно, что ловлей наших лиц и маршрутов перемещения подглядывающее Око занимается с ведома и по заказу компании, недавно занявшейся оборудованием остановок —«Городские инновации». «Отжим» персональных данных на высокотехнологичных «инновационных» остановках налажен с размахом. Доступ к беспроводной сети —пожалуйста, оставьте лишь номер мобильника.
Прокат электросамоката —пожалуйста, позвольте лишь вашу кредитку. При попытке выяснить, на каком основании ведётся видеосъёмка, несколько операторов перебросили мой звонок на сотрудника юридической службы, едва говорившего по-русски.В общем, я стал обходить эти сооружения стороной, или прятать лицо в воротник. Хотя, возможно, это уже поздно, как в ситуации с пароходом. При этом я обычный человек, мне нечего скрывать: ни доходов особенных, ни недвижимости серьёзной. Шалости бывают, да на компромат не потянут. Но, знаете ли, неприятно. Дело даже не в том, что кто-то разглядывает меня лично, тыча пальцем в экран. А в том, что объектив, по сути, настырно лезет и в жизнь, и в кошелёк. Не оставляя выбора, как это делали благородные разбойники в далёком прошлом.
Влад Дамьянов

 

Поделись статьей в: