Если быть точным, безупречно следовать Конституции Российской Федерации, то следует считать что 12 марта, после стремительного одобрения законодательными органами субъектовФедерации, поправки в Конституцию вступили в силу.

По-честному об общероссийском голосовании

Насколько они повлияют на нашу жизнь, хороши они или плохи, покажет время.

Сегодня на пленарном заседании сессии Заксобрания Севастополя, к немалому удивлению обнаружил, что  некоторые депутаты, стремясь засветиться у микрофона, транслировали набившие оскомину лозунги, не имея ни собственных мыслей, ни взглядов, артикулируя лозунги интонациями достойными Павки Корчагина.

Львиная доля депутатских речей сводилась к одному, приходите на голосование  поддержите поправки нашего Президента.

Я и сам отношусь к той категории людей, которая если и будет голосовать, то только отдавая долг Владимиру Путину за Севастополь, за 2014 год. Но с депутатской трибуны, подменять разъяснение поправок призывами  не корректно.

Заседание Заксобрания  напоминало мне  сцену из известного романа, когда  два сына лейтенанта Шмидта пришли в исполком вымогать деньги.

«Рыжеволосый вполне освоился с обстановкой и довольно толково, хотя и монотонно, рассказал содержание массовой брошюры «Мятеж на Очакове». Брат украшал его сухое изложение деталями, настолько живописными, что председатель, начинавший было уже успокаиваться, снова навострил уши».

В роли рыжеволосого выступил председатель постоянного комитета депутат  Колбин, который монотонно, но довольно толково воспроизвел  статью 33 Регламента Заксобрания, правда не удержался и немного ее переврал. Отметил высокую роль социальных поправок, которые, на самом деле,  не несут в себе ничего нового, так как все предложенные « социальные новеллы» давно содержатся в федеральном законодательстве. При этом   забыл упомянуть, почему имея право вынести конституционные поправки на публичные обсуждения, не сделал этого. Не пригласил на заседание комитета,  на котором эти поправки обсуждались, представителей общественных организаций и  вообще переоценил свою роль в истории

В роли брата, который украшал сухое повествование живописными деталями, выступали депутаты и лично врио Михаил Развожаев, а я в роли  навострившего уши, председателя

Когда с трибуны звучали тезисы о неприкосновенности границ, я понимал патриотический настрой, хотя  свербела нехорошаямысль, что  территорию можно сдать в аренду лет на пятьдесят. А этот срок соизмерим с жизнью  поколения. Да и через пятьдесят лет, попробуй, забери. Поди знай что и как изменится.

Конституция дело такое. По Конституции СССР, принятой в 1936 году вначале репрессировали, потом реабилитировали, и все под аплодисменты. Все зависит от воли лидера страны. По Конституции СССР принятой в 1977 году, вначале построили развитОй социализм, потом затеяли перестройку,  а после и вовсе страну развалили. Конституция одна, а лидеры разные.Какие лидеры такие и подходы.

Тут уж точно согласишься с Президентом, который  сменяемости власти предпочитает стабильность.

Сменяемость власти, это большой отдельный разговор.

Сейчас все кому не лень пинают предложившую нашумевшую поправку об обнулении президентских сроков,  бедную «Чайку» — Валентину Терешкову, после  полета которой,  Сергей Павлович Королев  в сердцах заявил: ««Пока я жив, ни одна женщина больше в космос не полетит».

На самом деле, сменяемость власти это регулярно проводимые демократические выборы, а запрет кому  бы то ни было баллотироваться, можно рассматривать, как нарушение моего конституционного права избирать. Не нравится  человек, голосуйте «против», нравится –«за». Вот и вся демократия. Ни о каком пожизненном  президентстве, о котором  без устали твердит оппозиция, речи в терешковской  поправке, нет.

Учредительная природа конституции  и состоит и в том, что её предписания выступают в качестве первоосновы, то есть для установления положений конституции не существует правовых ограничений.

Полная свобода творчества.

Но это я отвлекся. Начав с нерушимости границ, закончил легендарной «Чайкой» — генерал-майором Терешковой, хоть написать собирался о другом

Когда с корчагинскими интонациями заговорили о примате  отечественного права над международным, выставляя это как несомненный аргумент в пользу позитивного голосования в поддержку поправок, мне захотелось спросить, а по какому праву мы, Крым и Севастополь смогли вернуться в Россию? Может по внутреннему Украинскому, которое  в 2014 году, несомненно, не соблюдали? Нет, процедура возврата была основана на нормах международного права – Уставе ООН, в котором сказано:

«Все народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус…»

«Примат национального права над международным, предложенный в рамках поправок в Конституцию президентом РФ Владимиром Путиным, окончательно закрепляет российский статус Севастополя и Крыма – заявил вице-спикер Законодательного Собрания города Илья Журавлев в ходе обсуждения поправок на сессии местного парламента».

Но если быть точным, то никакого приоритета  конституционные поправки не устанавливают. Статья 15 Конституции сохранилась без изменений. В ней сказано:

«Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».

«Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы».

В соответствии с ч.1. ст. 17

«В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией».

Ученые – юристы давно и неоднократно высказывали и доказывали мнение о  том, что приоритет международных договоров над национальными законами не является приоритетом над Конституцией. Абсолютным верховенством обладает лишь Конституция РФ.

В 2015 году Конституционный Суд РФ, в Постановлении от 14.07.2015 N 21-П выразил следующую правовую позицию:

«Поскольку Россия, по смыслу статей 15 (части 1 и 4), 79 и 125 (часть 6) Конституции Российской Федерации, не вправе заключать международные договоры, не соответствующие Конституции Российской Федерации, а правила международного договора, если они нарушают конституционные положения, имеющие, несомненно, особо важное для России значение, не могут и не должны применяться в ее правовой системе, основанной на верховенстве Конституции Российской Федерации….».

Особых проблем с международными договорами  у нас нет.  Они заключаются от имени Российской Федерации и помимо нашей воли в отечественном правовом пространстве появиться не могут, поскольку есть конкретные формы выражения согласия Российской Федерации на обязательность для нее международного договора «ратификация», «утверждение», «принятие» и «присоединение».

Основная проблема  правоприменения международных договоров – это толкование, которое в некоторых случаях может быть не однозначным, а, кроме того, может изменяться со временем в силу конъюнктурных и политических причин. Сегодня, как известно, международное право максимально политизировано.

Видимо по этой причине  авторы  поправок решили внести в Конституцию норму, согласно которой:

«Решения межгосударственных органов, принятые на основании положений международных договоров Российской Федерации в их истолковании, противоречащем Конституции Российской Федерации, не подлежат исполнению в Российской Федерации».

Но к разочарованию агитаторов, ставящих «приоритет» или как его еще называют «примат»  национального права, и эта норма не новинка. Она действует в  стране с 2015 года, когда в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» дополнили  отдельной главой ХIII.1 со статьей 104.4, согласно которой

«По итогам рассмотрения дела Конституционный Суд Российской Федерации принимает одно из следующих постановлений:

1) о возможности исполнения в целом или в части в соответствии с Конституцией Российской Федерации решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека, принятого на основании положений международного договора Российской Федерации в их истолковании межгосударственным органом по защите прав и свобод человека, в связи с которым был подан запрос в Конституционный Суд Российской Федерации;

2) о невозможности исполнения в целом или в части в соответствии с Конституцией Российской Федерации решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека, принятого на основании положений международного договора Российской Федерации в их истолковании межгосударственным органом по защите прав и свобод человека, в связи с которым был подан запрос в Конституционный Суд Российской Федерации».

Таким образом, можно сделать вывод, что в Конституции относительно международных договоров закрепляются правила, предусмотренные федеральным законом, действующие уже не один год.

Позиция о «приоритете норм международного права» в Конституции остается неизменной.

Предлагаемыми поправками устраняется «приоритет» в виде возможности ограничения суверенитета РФ решениями межгосударственных органов в их истолковании, противоречащем Конституции РФ.

Колесников Борис.

 

Для тех кто желает поделиться информацией:9788118380@mail.ru

 

Поделись статьей в: